Получить презентацию INFOLine с сессии «Потребитель и продовольственный ритейл: эволюция или революция?»
Онлайн-консультанты: Skype INFOLine
INFOLine проводит АКЦИЮ: Вам предоставляется пробная подписка в течение месяца на информационный бюллетень "Объекты инвестиций и строительства РФ"

Новости промышленности

 Услуги INFOLine

Периодические обзорыПериодические обзоры

Готовые исследованияГотовые исследования

Все исследования

Курс доллара США

График USD
USD 14.12 66.255 -0.1675
EUR 14.12 75.3916 +0.1748
Все котировки валют
 Топ новости

"В Северной Америке сейчас сосредоточена примерно треть нашего сельхозбизнеса" - Константин Бабкин, председатель совета директоров группы компаний "Новое Содружество".

По словам Константина Бабкина, председателя совета директоров группы компаний "Новое Содружество", в которую входит "Ростсельмаш", ростовский комбайновый завод значительно сокращает инвестпрограмму и производственные планы на 2010 год. "Новое Содружество" планирует инвестировать в покупку активов в Северной Америке. Это связано с более комфортными условиями ведения бизнеса за рубежом. В кризисный год комбайновому заводу "Ростсельмаш" удалось нарастить долю рынка в России с 45,5% до 54,9% в натуральном выражении, но в целом из-за кризиса рынок сельхозтехники в России сократился в три раза. Владелец "Ростсельмаша" группа компаний "Новое Содружество" сокращает в этом году производственные планы на 6%, до 4200 комбайнов, и инвестиционные планы в несколько раз. При этом группа приобрела два завода в Северной Америке с целью расширить линейку сельхозтехники за счет опрыскивателей и погрузчиков зерна. В Америке компания воспользовалась господдержкой.
N: — В этом году вы снова сокращаете производственный план и объем инвестиций в завод "Ростсельмаш". С чем это связано?
К.Б.: — Мы ожидаем, что 2010 год для российского сельхозмашиностроения будет еще хуже, чем 2009-й, когда российский рынок сельхозтехники сократился в три раза. Отрасли необходимо радикальное снижение налогов, цен на сырье для российских потребителей, нужна эффективная поддержка экспорта — сейчас ее вообще нет. Пока власти не принимают меры в этом отношении, ситуация в сельхозмашиностроении в условиях мирового кризиса будет оставаться сложной.
Последнее, чего ассоциации "Росагромаш" удалось добиться в этом году, — правительство не отменило субсидии на приобретение сельхозтехники, как собиралось. Это победа, но мы лишь остановили откат назад — в кризисный год нас хотели лишить поддержки. Движения вперед нет. Более того, сейчас в правительстве обсуждается отмена 15-процентной пошлины на ввоз сельхозтехники. В ситуации, когда отечественные заводы загружены на половину мощности, когда "Ростсельмаш" уже больше полугода работает 3 дня в неделю, такое решение оптимизма и понимания у нас не вызывает. Это не несет ничего хорошего коллективу, качеству продукции, оно отрицательно скажется на инвестиционной активности.
В результате "РСМ" сокращает свои производственные планы на 2010 год до 4200 комбайнов (для сравнения: производственный план на 2009 год был 4,5 тыс. комбайнов, на 2008-й — более 6 тыс. — N). Выручка "Ростсельмаша" в последние годы колебалась в районе 17 млрд рублей плюс-минус 10 процентов, при этом во втором полугодии прошлого года завод получил убыток. Мы уже приняли решение в этом году сократить инвестиции в "Ростсельмаш" в несколько раз — в последние годы мы вкладывали примерно 30 млн долларов ежегодно, в прошлом году вложили около 25 млн долларов, в этом году речь будет идти о нескольких миллионах долларов. Надеюсь, это временное явление.
N: — При этом вы продолжаете инвестировать в Северной Америке, приобрели новые заводы обанкротившихся компаний. Как кризис сказывается на производстве сельхозтехники там?
К.Б.: — Да, в Америке тоже есть кризис — рынок сельхозтехники упал процентов на 20%, и они считают, что у них серьезный кризис, у нас рынок в три раза упал, и при этом считается, что мы выходим из кризиса.
При покупке активов по производству опрыскивателей (Redball LLC, Миннесота) и навесных погрузчиков зерна (Feterl Manufacturing Corp, Южная Дакота) мы выбрали самый недорогой вариант: перед нами стояла задача не тратить много денег, но расширить свою линейку — объем инвестиций в эти проекты исчисляется в сотнях тысяч долларов. Причем "РСМ" не вкладывает ни копейки, "Бюллер" тратит копейки, а основные средства, 4 млн долларов на покупку и запуск этих заводов, предоставлены штатами Миннесоты и Южной Дакоты — мы получили кредит на 10 лет под 1,5 процента годовых. Десяти лет нам хватит, чтобы окупить этот проект. В 2010 году эти бизнесы будут развиваться, обороты обоих предприятий вырастут процентов на 20 и составят 35 млн долларов.
Опрыскиватели уже в этом году будут представлены в России, зернопогрузчики пока останутся в Америке. В Северной Америке сейчас сосредоточена примерно треть нашего сельхозбизнеса.
N: — Почему для расширения бизнеса вы выбрали Северную Америку?
К.Б.: — Случайно. Изначально мы хотели расширить линейку производимой техники, чтобы бизнес "Ростсельмаша" стал более устойчивым. На комбайнах замыкаться не хотелось. Рассматривали различные варианты, в том числе покупку лицензии для производства тракторов на "Ростсельмаше". Производителей тракторов, которые готовы были к долгосрочному партнерству, можно было сосчитать на пальцах одной руки. Больше всего нам подходили тракторы "Бюллер индастриз". Обратились к ним, а они предложили приобрести компанию. Вначале мы даже не верили, что нам продадут этот актив, что нам хватит денег на покупку, однако все получилось.
В 2007 году, когда мы купили "Бюллер Индастриз", его выручка составила 166 млн долларов, каждый год она стабильно росла и в 2009 году составила 284 млн долларов, в 2010-м, думаю, сохранится на уровне 2009-го. У "Бюллер Индастриз" производственный план на 2010 год в отличие от "Ростсельмаша" вырос, он составляет 1320 тракторокомплектов, рост плана — на 200 единиц техники, прирост меньше, чем в 2009 году, за счет того, что рынок России будет стагнировать и мы меньше продадим в СНГ.
N: — Какие тренды в сельском хозяйстве вы считаете определяющими для принятия решений о развитии бизнеса?
К.Б.: — Определяющим для нас является позитивный долгосрочный прогноз, касающийся развития сельского хозяйства в мире вообще и в России в частности, на пространстве бывшего Советского Союза. Я постоянно общаюсь с зарубежными коллегами и несколько раз слышал, что население мира растет, жизнь улучшается, нужно будет гораздо больше продовольствия, в 2020 году надо будет дополнительно произвести около 500 млн тонн зерна. Где это зерно будет произведено? В некоторых странах уже вся земля используется — в Европе и в Америке наращивать урожай практически невозможно, где-то не хватает воды… Сейчас все смотрят на страны бывшего Советского Союза, где 40 млн га — огромные площади — не используются, климат подходящий, воды много, рабочих рук достаточно. Здесь сельское хозяйство будет расти особенно сильно. Мы верим в эту перспективу, рассчитываем на светлое будущее и потому инвестируем в сельхозмашиностроение.
N: — Какова ваша стратегия на 5–7 лет?
К.Б.: — Коллеги из-за рубежа постоянно предлагают нам продвигать их технику. Но мы отвечаем, что наша задача — это построение крупного, независимого бизнеса, мирового игрока в производстве сельхозтехники. Мы настроены расширять наши продуктовые линейки. Основной продукт — это, конечно же, комбайны. Большие тракторы, опрыскиватели — это тоже неплохой сегмент. В нашей линейке не хватает посевных агрегатов, сейчас мы решаем этот вопрос, в ближайшие год-два у нас появится это производство. Ну и с таким набором мы много лет будем существовать, только развивая эту линейку. Основным рынком для нас будет бывший СССР, хотим усилиться в Северной Америке. Тракторы уже активно продаются в Австралии, в Южной Америке, мы собираемся к ним присоединять комбайны отечественного производства. Но с этим сложнее, поскольку в России не налажена поддержка экспорта.
N: — Можно заниматься экспортом без поддержки российских властей?
К.Б.: — Копеечные поставки осуществлять можно. Сейчас мы экспортируем в Восточную Европу примерно 200 комбайнов в год, но при поддержке государства объемы были бы больше. Сейчас существует система субсидирования процентных ставок для экспортеров: берешь кредит, производишь технику, отправляешь на экспорт — тебе субсидируют процентную ставку. По этой схеме "Ростсельмаш" в 2009 году получил всего 6 млн рублей — то есть копейки. В странах Европы и Америке для производителей-экспортеров действуют системы связанных кредитов, экспортных субсидий, налоговых послаблений экспортерам, страхования международных кредитов…
N: — Изменилась ли доля "РСМ" на рынке комбайнов в России в связи с кризисом?
К.Б.: — В 2009 году доля рынка комбайнов "Ростсельмаша" в России увеличилась с 45,5% до 54,9% в натуральном выражении. Это связано с несколькими факторами: во-первых, иностранцы стали менее конкурентоспособными из-за ввода пошлины и девальвации рубля, во-вторых, наши конкуренты в России оказались менее гибкими.
N: — Иностранные производители, например Deer & Company, заявляют о желании организовать производство в России. За счет чего вы будете конкурировать?
К.Б.: — Конкуренция у нас давно носит острый характер — и с красноярским заводом она была острой, сегодня он, правда, сдал позиции. Белорусы сейчас с помощью своего государства продвигают на российский рынок свои комбайны. Что касается заявок европейских производителей… За последние 10 лет, пока я в этом бизнесе, объявлений о том, что компания будет строить в России завод, было не меньше 20, но пока ни одного серьезного проекта не было запущено. Таким проектам мы были бы даже рады. Появление их означало бы, что теперь и в России выгодно производить сельхозтехнику — не создавать сборочное производство, а именно половину себестоимости техники формировать в России. Если бы коллеги-конкуренты пришли инвестировать в производство комплектующих, образовательные программы, это принесло бы пользу отрасли в целом и, значит, было бы выгодно для нас. Мы потеряли бы какую-то долю рынка — небольшую, кстати, — но получили бы более благоприятные условия для работы. Когда наши зарубежные коллеги говорят российским властям: создайте нам условия для производства, — мы с ними согласны.
К примеру, когда мы рассматривали вопрос об инвестициях в производство сеялок, у нас было несколько вариантов, в том числе купить лицензию и производить их на своих мощностях. Но от этого мы отказались, сегодня перспективы развития в России не рассматриваем — политика правительства не позволяет, это невыгодно. Мы рассматриваем варианты в Северной Америке: либо будем покупать лицензию и размещать производство на "Бюллере", либо покупать там компанию с крупной долей рынка.
N: — Каковы результаты сборки тракторов "Бюллер Версатайл" на "Ростсельмаше", начатой в 2009 году?
К.Б.: — По законодательству тракторы "Бюллер Версатайл" считаются российскими, мы получили паспорт технического средства в России. Мы получаем субсидии на производство этих тракторов в России, в этом смысле наши ожидания оправдались. Но пока инвестиции в более глубокое производство притормозили: во-первых, из-за спада рынка, во-вторых, не имея поддержки государства, инвестировать в развитие производства невыгодно — трактор будет стоить дороже, чем сейчас. В 2009 году мы собрали 200 единиц техники.
N: — "Новое Содружество" в данное время управляет двумя крупными группами активов — лакокрасочной и производством сельхозтехники. Какие предприятия наиболее рентабельны ?
К.Б.: — В первой половине нового сельхозсезона "РСМ" показал убыток, но мы надеемся, что эта ситуация выправится в 2010 году (во второй половине сельхозсезона). Рентабельность всех остальных бизнесов находится сегодня примерно на одном уровне. Точные данные мне не хотелось бы называть.
N: — Самый оборотистый на сегодня — "Ростсельмаш"?
К.Б.: — Да, за ним идет "Бюллер", на третьем месте "Эмпилс" — его оборот составляет примерно 124 млн долларов.
N: — Какие основные задачи ставятся перед группой лакокрасочных компаний?
К.Б.: — Сегодня мы хотим, чтобы "Эмпилс" стал наиболее сильным в водно-дисперсионных эмалях, на предприятии идет реконструкция, которая позволит увеличить объемы их производства, это укрепит его позиции, поскольку спрос на этот вид продукции растет. Объем инвестиций в проект — 8 млн евро собственных и заемных средств. В условиях кризиса, когда конкуренты "упали" — кто-то на десятки процентов, кто-то совсем ушел с рынка, — "Эмпилс" продолжает развиваться, продажи остались на докризисном уровне. В 2009 году "Эмпилс" увеличил свою рыночную долю примерно на 3%. Наша доля в российском сегменте DIY около 15%. Мы впечатлены тем, что делает руководство завода.
N: — Как вы думаете, за счет чего "Эмпилсу" удалось удержать свои позиции на рынке?
К.Б.: — У "Эмпилса", как и у "РСМ", очень конкурентоспособная команда, поэтому ничего удивительного, что они закрепились на рынке в условиях, когда конкуренты просели. Конкуренты не удержались на рынке по разным причинам: у кого-то был неподходящий для кризисного времени ассортимент, у кого-то выросли издержки, цены и, соответственно, уменьшились объемы продаж.
N: — Как складываются ваши отношения с банками, какова долговая нагрузка компаний, входящих в "Новое Содружество"?
К.Б.: — У нас неплохие отношения со Сбербанком и другими банками. Мы стремимся, чтобы объем долговой нагрузки не превышал двухмесячного оборота, где-то на этом уровне он и находится до сих пор.
N: — До кризиса вы планировали всерьез заняться девелопментом, запустили бизнес-центр "Форум", планировали построить складской комплекс "Атлант"…
К.Б.: — "Форум" сегодня действует, он хорошо загружен, хотя и не на 100%, а строительство складского комплекса в связи с ситуацией на рынке недвижимости мы приостановили.
Рейтинг:
Увеличить шрифт Увеличить шрифт | |  Версия для печати | Просмотров: 10
Введите e-mail получателя:

Укажите Ваш e-mail:

Получить информацию:

Вконтакте Facebook Twitter Yandex Mail LiveJournal Google Reader Google Bookmarks Одноклассники FriendFeed
 Специальное предложение